А.Дубинчик.
ЩEРБАКОВИАНА

0. Я - математик
1. Стоял сентябрь, бухал сосед
2. Флирт
3. Как тебя он любит...
4. Гусарская песня
5. Устану ждать и устану верить...
6. Юго-Восток (поэма)
7. Ах, оставьте ваши "Здрасьте" ...
8. Баллады прочь, и прочую муру...
9. Не от гордости и не от зависти...
10. Обалдело наше бремя...
11. Я слежу за твоим движеньем...
12. Позабудется семья
13. А гора была горе рознь
14. Скитаний пена меня манила
15. Песня пророка
16. Сюжет
17. Далёко до срока, далёко до края
18. Разлука

 ***

		(Я - МАТЕМАТИК)

Всех Наталий и Амалий
понапрасну умоляли,
но ничуть не умаляли
своей гордости мужской.
Мне наука ум дробила,
мне 14 пробило,
я вскричал: "Как это мило!"
с экзотической тоской.
Я явился на экзамен
первий блин пошел комком.
Тем не менее сказали:
"Будешь математиком!"
Я познал насколько горек
сладкий хлеб комбинаторик,
дальний берег, бедный Йорик,
Д'Аламбер, Безу, Бизе.
Ах, родители, отстаньте,
натуральние константы
зазубрил, как арестант, я
распорядок КПЗ.
Но Пегас копытом вдарил,
разошелся алгоритм.
Я науке благодарен,
но душа уже парит.
Ми стояли на пороге,
перед нами все дороги.
Ах, девчоночки-дотроги,
ваши кофточки белы,
ваши фартучки крахмальны,
ваши локони каштанны,
ваши мнения кошмарны,
ваши действия смелы.
Каждий был на что-то мастер,
каждий чем-то потрясал.
С аттестатом "математик"
нас пустили в небеса.
Я к труду и обороне,
я секу Антониони,
я король на стадионе,
я веду борьбу за мир.
В поэтическом угаре
я играю на гитаре,
и всегда в большом ударе
в отношении фемин.
Я могу купаться в марте,
50 часов грести,
Но какой я математик -
Это ж Господи прости!

(1982?)

***

Стоял сентябрь, бухал сосед, цвели настурции,
Я изобрёл велосипед своей конструкции.
Друзья сидели в гараже, крутили винтики
И рассуждали о душе и о политике.
А ты конечно не пришла - опять на митинге.
И говоришь, моя душа, всё о политике,
А денег нету ни гроша, писать - болит рука,
Вот вся любовь, и вся душа, и вся политика.
А на столе лежал учебник по баллистике.
Вольно ж болтать не в том ключе, да о политике,
Зря Ришелье я позабыл, любя Констанцию,
В дверь постучали - я открыл - стучали штатские.
Что обьяснять, моя душа, - давно всё понято.
Я очень долго руку жал Пилату Понтию,
Он улыбался, мой судья, улыбкой сытою,
И я отметил про себя, что руки мытые.
Поймёшь когда-нибудь в глуши, где жив - молись пока -
Нет ни любви и не души - одна баллистика.
Открыл науку Архимед - гласит предание,
Бери, сосед, велосипед, крути педалями.
Уж много лет планета - шар - твердит баллистика,
Кто помешал тебе - душа или политика?
Бескраен свет, надежды нет, прощайте, милочка,
Продай, сосед, велосипед, купи бутылочку.
17 Сентября 1986

***

Флирт

Всё твердите, будто я аморален,
Презираете меня и клеймите,
На страницах вы меня, на экране,
На комиссию меня и на митинг.
Вы считаете, так можно бороться,
И с успехом, как выходит по данным,
Благородство вам моё - обормотство,
А все прочие дела - и подавно...
Припев:
Но флирт, флирт, флирт...
Флирт - что это такое?
Это образ жизни такой,
Золотая стезя,
Мама, пальцем грозя,
Утверждает - нельзя,
Но поймите, друзья:
В это верят и руки,
И сердце, и почки, и разум,
Иначе - маразм.
Ах, судьба моя, судьба, спозаранку
Всё гоняюсь за тобой, будто в шутку,
А вот поймаю за углом лаборантку
И засуну ей ладони под шубку,
Буду гладить её нежную талью,
Не боясь её душевно поранить...
Вы такое бы сперва испытали,
А потом уже читали мораль мне.
Припев.
Ведь флирт, флирт, флирт...
Вы твердите - я продался богеме
И не вижу в книжках истин искомых,
А ведь как писал товарищ Тургенев
О возвышенной любви насекомых!
Только что мне ваши книжки-пелёнки,
Я потомок кровожадного Флинта,
Мне не надо золотого теленка,
Я поклонник благородного флирта.
Припев:
Ах флирт, флирт, флирт...

25 Ноября 1986

***

Как тебя он любит -
Eжли бы кто знал,
Как тебя он лупит -
Профессионал.
Как тебя он ценит -
Как никто другой,
Как в тебя он целит
Левою ногой.
Не горюй, Аксинья,
И не делай шум,
Муж твой - это сила,
Мы же - это ум.
Как тебя он драит
Рожей о паркет,
Как тебе он дарит
Розовый букет,
Видимо с другою
Нынче не пришлось,
Вот на дорогой он
И срывает злость.
Не шуми, Аксинья,
Не поможет власть,
Муж твой - это сила,
Мы же - это страсть.
Руки на затворе,
Голова в тоске,
Отольётся горе
Кровью на песке,
Скрипнет дверь квартиры,
Спустится курок,
Будет и Шекспиру
Маленький урок.
Вот и всё, Аксинья,
Ты свободна вновь,
И бессильна сила,
Eжели любовь.

1 Января 1989

***

Гусарская песня

Вот я гусар, и мне все враги -        Am F
Не более, чем лоза,                   Am E
А кроме тебя и десятка других         Dm B
Я люблю Алазань,                      Dm Am
Особенно если она суха                F  C
Или полусладка...                     Gm A7 Dm
А всё же пьянее вина стиха -          D7 G  D
Нет ничего пока.                      Em A7 D E
И сотни элегий моих и од -
Вот перлы моей казны,
И пусть я счастлив, как идиот,
А вы - грустны, как козлы,
Но дела мне нет до такой муры,
Ведь жар мой неутолим
Тобой, Настасья, тобой, Мари,
А также тобой, Натали.
А то, что к тебе меня всё влечёт -
На то ведь я и гусар,
Пощёчина даже твоя стечёт
Пусть по моим усам.
И, чтобы огонь твой не угасал,
Когда ухожу поутру,
Я скупо бросаю, что я - гусар,
И денег я не беру.
И пусть проела сто метрик моль,
И бесится штаб-майор,
Докажет немедленно ментик мой
Всем призванье моё.
И пусть фанатик финтит в десант,
Косит сибарит в стройбат -
Мне нет сомнений, ведь я - гусар,
Мне дорог мой аксельбант.
Порою кто-то не смог стерпеть
Свободных моих острот
И отказался греться в тепле
Походных моих костров,
И сколько бы света я ни просил -
Темны мои небеса...
А всё же огонь мой неугасим,
На то ведь я и гусар.
А всё же счастия допьяна
Судьба уже дала нам,
И ты ещё скинешь не раз пеньюар,
А я - свой доломан,
И если смерть скажет: Гусар, приди,
Ты у меня в долгу! -
Я лишь усмехнусь, и сменю мундир,
И сразу стану - драгун.

20 Апреля 1989

***

Устану ждать и устану верить
В эту напыщенную игру,
И соберусь, и, быть может, в Вене
Шприц потеряет свою иглу.
Откину сходни, наставлю парус,
Швырну на берег туманный сплин,
И пусть для вас будет культом фаллос,
А для меня будет курсом Флинт.
Пусть обыватель в своей пижамности
Тело выгнет дугой,
Но ты, Мария, не плачь, пожалуйста,
Я ушёл не к другой.
Картины прошлого в мыслях корчатся,
Всё сравненьем горит,
Ведь что единственное мне хочется -
Это тебя, Мари!
Но ты сказала - потом...
В одеждах белых проходит Каин,
Надменный и опытный, как министр,
Ах, он за пазухой держит камень,
А значит, путь его каменист.
Вослед за ним идёт Казанова,
Свершает страсть и выходит вон,
А я моряк, и мой путь взволнован,
И нет прекраснее этих волн.
Никто из них не разжал уста,
Не дал мне мудрость свою,
Но ты, Мария, не плачь пожалуйста,
Хотя бы пока я пою.
В чужих объятьях мгновенье каждое
Радуйся, будь вольна,
Но если вдруг за окном покажется -
Я плыву по волнам...
Знай - это мираж.
И пусть вовеки не быть разврату,
И смерть уже идет по пятам,
Покуда плыть суждено фрегату -
Всё будет петь его капитан,
Поскольку счастье не в женском теле,
И неразменны его рубли,
Я не погибну, покуда тлеет
Огонь гордыни во тьме любви.
Мне все советуют - спой пожалостней,
Она будет твоя...
Но ты, Мария, не плачь пожалуйста,
Вот вся просьба моя.
А если я сгину уже к полудню,
Не ждя до судного дня -
Ты только шепчи, отдаваясь кому-нибудь,
О том, что любишь меня...
Вот вся просьба моя..
Но я ещё не допел,
Не плачь.

18 Апреля 1989

***

 Юго-Восток (поэма)
                   "Юго-Восток - ненастная страна"
                   М.Щербаков
(текст ожидает композитора, пока музыки нет)

Нам можно или нет?
Скорей всего нельзя.
Густой и дымный след
Затмил тебя, стезя.
В крови или в пыли
Несет тебя поток,
И никакой земли -
Сплошной Юго-Восток.
А вот туда-сюда
Рождается мотив,
Без всякого суда
Желанья укротив,
Вокруг такая тишь,
И, кровью окропив
Планету, ты лежишь
Средь лавров и крапив.
В глазах твоих уже
Угасли рубежи,
Где в раже на меже
Сражаются мужи.
Святая простота
Сгубила прямоту,
И тает правота
Конфеткою во рту...
Бесправны прямо те,
Кем правил, право, ты,
Беспечный в прямоте
Увечной правоты,
Но подведён итог,
Кровь траву оросит,
И мутный сей поток
Тебя не воскресит.
И ты лежишь, летишь,
Поклажа тяжела,
И даже эта тишь
Тебе не тишина,
И очи застит пот
Сияньем сотни брызг,
И даже ключник Пётр
Уже напился вдрызг.
И не помочь вранью,
Что сгинул на войне -
Порою и в раю
Решётка на окне.
А главный по судьбе
Советует - терпи,
Но сладостен тебе
Сей тягостный тупик.
Ну что ж, верши полёт
В иной суровый край,
Средь мускусных болот
Оставив скудный рай.
Тебе сказали - будь,
Направили - лети,
Тяни свой славный путь
И не сверни с пути.
Там в глубине морской
Сужаются круги,
В сравнении с Москвой -
Какой-нибудь Тагил.
Там ждет тебя конвой,
И роль твоя, и боль,
И Мефистофель твой
Кивнёт тебе - яволь.
И вот ты прилетел,
Верней, свершил твой рейс,
Как метрополитен,
Крылатый монорельс.
Вокруг глядишь, и что ж -
Ну ничего себе,
Мильон подобных рож
Встречал ты на земле...
А как же твой конвой?
Всё курит он, молча,
Кивая головой,
Похожей на кочан...
Так вот он, ваш секрет,
Хоть путь к нему окольн:
В разгадке этой нет
Загадки никакой!
А ты всё напевал -
Горю пока живу! -
И кровь всё проливал
В пожухлую траву,
Но вот свершён виток
В сияние и тьму,
И подведён итог.
А подведён - чему?
Утехи не манят
Ни лавров, ни чинов,
Не трогайте меня -
Ни члены, ни чело.
Как птицы по весне
Стремятся в свой исток,
Всё жилкою в виске
Стучит Юго-Восток.
Истока нагота -
То вьюга, то пурга,
Востока много там,
А Юга - ни фига,
Опять трубят рога,
Опять грядёт война,
И много там врага,
А друга - ни хрена.
Желанье быть врачом
В никчемном пацане,
Ты будешь излечён,
Мой бедный пациент.
За твой согласен стяг
Под танк или в острог,
Я все стерплю, раз так,
Родной Юго-Восток!
И больше нет в душе
Сомнений ни кило,
Развеян дым, уже
Всё это - не кино.
Обычен мой обед,
Оплачен мой проезд,
И множество побед
Заложено в реестр.
Но не достанет сил
Ни струнам, ни стихам,
И злачно блуден Сим,
И мрачно бледен Хам...
Беспечен мой восторг,
Увечен мой росток,
И вечен твой острог,
Страна Юго-Восток.

 19 Апреля 1989
 
***

Ах, оставьте ваши "здрасьте",
Я не верю вашей страсти,
Потому, что в вашей власти
Эти страсти прекратить,
От обиды не отчаюсь,
От причала вдаль отчалив,
В вашем списочке венчальном
Восемнадцатый кретин.
Лорелеи да Дианы,
Вам аллеи да диваны,
Мне ж милей меридианы
Вплоть до полюса пройти,
Пусть, напутав направленье
В вожделеньи каравелльном,
Я умчусь по параллели,
Восемнадцатый кретин.
Восемнадцатая осень
Со счетов меня не сбросит,
Налетит и нежно спросит -
Eшь морковку? Каротин...
Я погибну мухой в чаче,
От мачете, как мучачо,
Чуть не плача, не иначе -
Восемнадцатый кретин.
Только гады приморили,
Весь в слезах, как в Поморине,
Я в подъезде у Марии
Жду свиданья, как суда,
Надоевших клинов клином
Нескончаемый континуум,
Не желаю быть кретином,
Да не деться никуда.
Да зачем куда деваться,
Нынче время раздеваться,
Крикам "Горько!" раздаваться,
Разбиваться хрусталю.
И под звуки Мендельсона
Порционно расфасован,
Околдован, окольцован..
Oui, Marie, я вас люблю.

3 Мая 1989

 ***

Баллады прочь, и прочую муру -
В ночь. Вдохновенья нет в святых Граалях.
О, Господи, ведь весь я не умру!
А если и умру - лишь фигурально.
Пляши, сатир, звени, тугая медь,
Бунтуй в бокалах, пена злого зелья,
Поставлена задача - одолеть
Дорогу от попойки до похмелья.
Все трудности, что встретим на пути,
Преодолеем с первой же попытки,
Ведь с нами Бог, любовь, и впереди -
В избытке наши верные напитки.
И если мы готовы через льды,
Российские сыны и индивиды,
То это всё ни для какой еды,
А только ради славного флюида.
Проблеме вечной - пить или не пить? -
Ответ мы твердо знаем, но не скажем,
Зато ещё чуть-чуть - и жажда плыть
Уже не овладеет экипажем.
Звени ж, моя усталая струна,
Разбуженная ветром перестройки.
Неодолима в наши времена
Дорога от похмелья до попойки.

9 Мая 1989

***

Не от гордости и не от зависти
В путь я вышел, и страх мне - зола.
О, Мария, густы твои заросли,
Но сметлив мой Дерсу Узала.
Пристань истин знакома нам исстари,
Но о том ли губам ли молить?
О, Мария, метки твои выстрелы,
Но крепки и доспехи мои.
Лазаря пой, води меня за нос ли,
Отвергай, чтобы после манить,
О, Мария, хитры твои замыслы,
Но чисты побужденья мои.
А когда отпою и отплаваю
И вернусь под крыла королев,
О, Мария, тихи твои гавани,
Но мелки для моих каравелл.

5 Июня 1989
 
 ***

Обалдело наше бремя,
Свои массы громадя,
Поредело наше племя,
Парадоксы породя.
Сколько их ни пародируй -
Все параден парадиз,
Хоть плодись, хоть апплодируй -
Ничего не породишь.
Град повыбил, вихрь повымел,
Бог забыл, угасла прыть,
Похудело наше вымя -
Больше нечего доить.
Ну а кто-то постоянно
Покаяньем обуян:
Мол, Наталья да Татьяна -
То анапест, а то ямб.
А особенно анапест
Неосознанно в чести,
И гласит любая надпись
Предложение - простить.
Вот и нам бы вместе с теми,
Да не выйдет ничего,
Полысело наше темя,
Да понизилось чело.
Нами движет беспокойство
Мотыльком на уголёк -
От купели до погоста
Путь ни близок, ни далёк.
Только в толках нету толку,
Слишком тонок томик дел,
Пусть где рвётся, там и тонко -
Ведь не рвётся-то нигде.
Лед топить ли, лезть в полымя,
Славословить, чья вина...
Позабылось наше имя,
И не стоит вспоминать.

20 Июня 1989

 ***

Я слежу за твоим движеньем, черезмерно большая птица,
О, мой голубь прекраснокрылый, или даже уже орёл,
Ни наземный суд, ни небесный не рассмотрят моих петиций,
Лишь дрожит на стекле оконном стеариновый ореол.
Все баллады мои и саги ты в могучем уносишь клюве,
К прометеевому поступку побуждение ощутя.
Я слежу за твоим движеньем, я не против - ведь это к людям,
Но порою вдруг понимаю, что напротив - ко всем чертям.
То героев, а то изгоев, я плыву, вороша гробницы
Узловатым веслом неспешной подъыстлевшей моей ладьи,
И в смятенье былых величий заполняю мои таблицы
Закорючками надоевшей перезревшей моей любви.
Пусть пылают Армагеддоны, нечестивцы идут в провидцы,
Состязанья жизни и смерти учащается снова ритм,
Подступающему безумству не оставлю своих провинций
Я, возлюбленный междометий и числительных фаворит.
Вновь под окнами бродит некто в полевом голубом берете
И поёт надрывную песню о всём том, чего не постиг,
В этой песне то звон мгновений, то прерывистый гул столетий,
И за то, что не подпеваю, несомненно меня прости.
В опалённом подлунном мире всё постыло и опустело,
И лететь или петь со всеми я и рад бы, да не могу,
Только птица на чёрном небе распластала белое тело,
Как усталость в тебя влюбленном воспалённом моем мозгу.
И мне кажется, что порою я и сам та большая птица,
Я слежу за своим движеньем, даль пронзающий Арион,
Но опять шуршат тараканы, и пустуют мои таблицы,
И дрожит на стекле оконном стеариновый ореол.

25 Сентября 1989

 ***

 (на музыку "Южный ветер, дальний путь...")
Позабудется семья,
Свадебные тосты,
И расплавится броня,
И проникнет яд.
До чего же ты сильна,
Страстью августовской
Погубившая меня
Женщина моя.
Воровать ли, воевать
Не достанет силы,
Отвернётся старый друг,
Душу не пятня,
Остаётся вспоминать
Надоевший символ,
Где кольцо любимых рук
Туже, чем петля.
Позабудутся и честь,
И былая гордость,
И последнее прости
Скажется ночам,
И молитвы не прочесть,
Остаётся, горбясь,
Утомительно брести
В руки палачам.
Скуку радостью дразня
И сомненьем мучась,
В страсти пагубном саду
Забывая честь,
Дай вам Бог, мои друзья,
Выбирая участь,
Мою грешную судьбу
Всё-таки учесть.
 26 Сентября 1989
 
***

А гора была горе рознь,           Am E Am
А судьба была судьбе встык,       C G7 C
Даже то, что мы с тобой врозь,    Dm E F A7
Породило этот вот стих.           Dm E Am
Волны били в корабля борт,        Dm A7 Dm
Словно бьёт в тела людей СПИД,    F  C  F
Независимый, как Джеймс Бонд,     Gm A7 B D7
Я стоял и молча пил спирт.        Gm A7 Dm
Ни коварных впереди скал,
Ни кошмарных позади глаз,
Но внезапно налетел шквал,
И пришла пора сменить галс.
Не туда я повернул руль,
И не в ту я полетел даль,
Неразменний разменял рубль.
Вам-то по фигу, а мне - жаль.
И легла мгновенно в масть грусть,
И пробил, конечно, грот град,
И я понял, что не тот груз
Мне подсунул интендант, гад.
Оборвался звон моих струн,
Захлебнулся душ моих крик,
Eсли полон суетой трюм -
Eй-же-ей пойдёт на дно бриг.
И, понятно, он пошёл вниз,
Но обратно я поплыл, вверх,
И рукой схватился за пирс,
Тот не выдержал меня, ветх.
И куда же мне теперь плыть,
И склонить главу на чью грудь?
Вот что значит - без тебя жить,
Можно прям-таки сказать - жуть.
А причём же здесь гора, друг?
Что, уж нечем сей вопрос крыть?
А притом, что я хочу Юг,
А особенно хочу - Крым!

11 Октября 1989

 ***

Скитаний пена меня манила,           Am Dm Am
Ах, бога ради... Да бог с тобой...   Dm Am E Am E
Но вдохновенно ждала Мария,          Am Dm Am
Призывно глядя в ночной прибой.      Dm Am F E  Am G
Сжималось сердце, дрожали губы,      Cm Fm Cm
Ладони стыли, мечты маня,            Fm Cm G Cm E
Но наконец зазвенели трубы           Am Dm Am
И возвестили приход меня.            Dm Am F E  Am
Неколебимо глаза горели,
Их взгляд был прост, но весьма весом,
И все рабы на моей галере
Вращали вёслами в унисон.
Я ж упоённо стоял на юте,
Где шрамы тенью хранит щека,
А в потаённой моей каюте
Томились пленницы и шелка.
Вино бродило, в бокале пенясь,
Дзенкую, thank you et danke schen...
И всем дарил я по паре пленниц,
Одев их всех в контрабандный шёлк.
Средь злобы зноя никто проклятья
Не слал изустно среди стихий,
И ей одной я дарил объятья,
Свои безумства, свои стихи.
А утром солнце, сметя преграды,
Коснётся тела или чела.
Она проснётся и будет рада,
А вы хотели б - огорчена,
Ведь полагали - сверша победу
Я, вдаль отчалив, возьму весло...
Но проморгали - я не уеду,
И не случайно, а вам назло!

2 Июля 1991

***

Песня пророка

Мой милый мальчуган, не обольстись, ликуя,       Am G7 C Dm E
Двух истин на века не сыщешь на веку,            Am G7 C Dm E
Так вслушайся скорее в то, чего реку я,          F  A7 D7 Gm
И отвергай всё то, чего я не реку.               D# Dm Bm Dm E
Поверь, поверь, поверь, от доблестей и славы
Тот путь, что укажу, тебя не охранит,
И, поддержав собой величие державы,
Ты обретешь покой, закованный в гранит.
А я, что был тебе товарищем и братом,
Слезами увлажнюсь, произнесу : "Сынок...",
И из цветов, что мне положены по штату,
Я службам укажу сплести тебе венок.
Но тут - иной рассказ, всё это будет после,
А нынче нас пьянят то речи, то ветра.
Вчера - еще нельзя, а завтра - будет поздно...
Ну, что же, в добрый час. Пора, пора, пора.

30 Января 1992

***

Сюжет

Опять беда придёт внезапно,         Am
Вожмёт в объятия тоски,             H7 E Am
И ни восток уже, ни запад           Am
Не подадут тебе руки.               H7 E A7
Чтоб утолить остатки гнева,         Dm
Раба казнила госпожа,               E7 A7 Dm
И отвернулась королева              Am
От недостойного пажа.               H7 E  Am
Вот таковы, увы, законы
Сюжета, взятого с небес.
Все так понятно и знакомо,
Не без банальности, не без,
Где ничего не будет, кроме
Вопроса, вставшего всерьёз -
Что полноводней - реки крови,
Страданья чаша, море слез?
Под эпилог героев жалко,
И тут меняется сюжет:
Отменит казнь раба служанка,
Проснувшаяся в госпоже,
И паж окажется в фаворе,
И кто-то справится с судьбой,
Не то, чтоб автора по воле,
А как бы так, само собой.
А ты живи себе, не сетуй,
Существование влача,
А ты броди себе по свету
С котомкой тощей у плеча,
А ты лети себе по миру
Нетерпеливою душой,
Своей рукой терзая лиру,
Своею песней - слух чужой.
И ничего не надо кроме
Того, что смог ты накопить:
Всей бутафорской этой крови,
Которая в тебе кипит.
Лишь невозвратное мгновенье
Пером бесстрастным удостой,
И вновь родится вдохновенье,
Незамутнёное тоской.

10 Октября 1992

***

Далёко до срока, далёко до края.
Любая дорога - она не до Рая,
Она не до храма, и так он непрочен,
Она лишь до хама, великого, впрочем!
И только ты выйдешь, лишь выглянешь даже,
Как сразу увидишь - какая всё лажа,
Какие все падлы, какие все рожи!
А впрочем и ладно, поскольку ты - тоже!
Виску парабеллум служил бы пределом,
Но женщина в белом одарит нас телом.
Отдастся мгновенно под клёкот фаянса -
Ищи вдохновенья с такого альянса.
И как же всё тошно, противно, ублюдно,
Но кто-то ведь должен во всё это плюнуть!
Ах, как неприятно, но, Господи Боже,
Ведь если не я, то кто же? То кто же?

21 Октября 1992

***

Разлука

До свиданья, дорогой,              Am Bm
Незабвенный мачо,                  Am Bm
Я ещё ни в зуб ногой,              G  Bm
Но уже не плачу,                   G  Bm
Сердце бросила тоска,              Dm E
Затянулась рана,                   Dm E
И дороженька близка                F  Gm A7 D Dm
До звезды экрана.                  Fm E  Am
До свиданья, дорогой,
До свиданья, милый,
Стала я совсем другой,
Гордою, нехилой,
И достаток есть в дому,
И на завтрак творог,
И собачка есть - Му-му,
И Герасим - дворник.
До свиданья, дорогой,
Скатертью дороги,
Запорошило пургой
Все мои пороги,
Не считай себе в вину
Всё, что вышло глупо,
Я сама теперь вверну
Эти два шурупа.

 12 Мая 1998